Осколки сфер. Часть I
~ 1 ~
Первая картина
Начало пьесы
Пролог
Возрождение

Занималась утренняя заря, и укрытая покрывалом вереска пустошь расцветала розовато-сиреневым туманом. Ветра не было, в воздухе стоял горьковато-медовый аромат цветов с лёгким привкусом болота и мёртвой воды. Вкрадчивая, убаюкивающая песнь стихии смерти пронизывала всю округу. Верещатник был местом её силы.

Приветливо улыбнувшись солнцу, маг собрал в хвост свои длинные волосы цвета воронового крыла и принялся за дело. Следуя через равнину, он неспешно срезал верхушки растений с помощью серпа и аккуратно складывал цветочные грозди в плетёную корзину. Хотя вереск и был довольно высоким, мужчине в силу его роста приходилось сильно наклоняться.

Невдалеке от него застыли силуэты воинов. Их лица были обращены к солнцу, словно ярко-малиновый шар, поднимающийся над горизонтом, полностью завладел их помыслами. Они стояли неподвижно, заворожённые дивным зрелищем.

Возможно, когда-то они и впрямь любовались восходами и закатами, ночным небом, снегопадами и проливными дождями. Сейчас же их просто привлекал яркий свет и тепло. Тысячи фигур: люди, зверолюди и альвы, карлики и великаны, солдаты, офицеры и простые крестьяне, одетые в ржавые доспехи и лохмотья, насквозь проржавевшие и почти истлевшие с течением лет. Две армии, что встретились на этом поле когда-то…

Жужжащая мошкара, населяющая болота, облаками кружила над ними, но атаковать не спешила. Мёртвая вода, струящаяся в жилах неумерших, была насекомым не по вкусу. Не интересовались они и девушкой, которая вдруг возникла позади войска, будто из ниоткуда.

Заметив её, маг оставил своё занятие, положил корзину у ног и расправил спину.

– А вот и главная героиня нашей пьесы, – тихо произнёс он. – Ну, здравствуй, дочь Солнца…

Мужчина стоял на достаточном отдалении от неё и был неразличим среди сотен солдат, однако сам мог хорошенько рассмотреть девушку. Её худое тело было едва прикрыто короткой туникой, матовой и чернильно-чёрной, точно кожа демона.

– Паучий шёлк? – маг сощурил глаза. – Любопытно…

Волосы незнакомки ниспадали по её спине и плечам спутанным шлейфом, среди золотых прядей блестела седина. В лице девушки не было ни кровинки, бледные губы сомкнулись в линию, в глазах цвета морской зелени застыла пустота.

Мужчина обернулся, предчувствуя приближение нового персонажа. С южной стороны верещатника у череды узких вертикально стоящих камней появился мальчишка лет семи. Едва различимый среди кустарника, он вприпрыжку бежал прямиком к восставшим из болот мертвецам.

– Фар-фар! – на ходу выкрикивал мальчик. – Гик-хем…

Головы воинов, как по команде, повернулись в его сторону. По их телам пробежала дрожь. Вразнобой солдаты двинулись на голос, вначале медленно и неловко, но с каждым шагом они набирали скорость. На их обтянутых высушенной, точно дублёной кожей черепах играли широкие голодные улыбки, в провалах глазниц едва заметно светилось фиолетовое пламя.

Кричавший на сей раз тоненько взвизгнул, развернулся и побежал прочь.

– …Так и будешь смотреть? – с наигранным разочарованием произнёс маг, обратив свой взор на девушку.

Некоторое время та не двигалась с места, наблюдая за происходящим. Только когда мертвецы почти нагнали мальчонку, она вздрогнула и тряхнула головой, словно очнувшись ото сна. Сферы её души и силы почти не читались за барьером плотного тела, но кое-что о ней травник знал наверняка…

– Ну-ну, – улыбнулся он, – и что ты будешь делать, ученица огненного мага?

Чародейка была обессилена, однако она могла обратиться за пламенем к восходящему солнцу… В следующий миг тело девушки неестественно выгнулось, пальцы выпрямились, а кожа на руках потемнела. Находясь в месте силы, она даже не стала черпать энергию – просто сплела заклятье: небрежно, но легко, быстро и действенно.

– …Неплохой потенциал, – мужчина сложил на груди собственные потемневшие от магии руки, продолжая наблюдать за происходящим.

Странница сжала кулаки, будто схватила поводья, да только вели они к мёртвой воде. Девушка накинула вожжи на неумерших, связав себя с ними, и натянула ремни. Тень боли пробежала по её лицу. Она должна была ощутить весь ужас неутолимого голода, неописуемой жажды и тоски, которую испытывали солдаты… Однако тень озарилась едва различимым светом. Взгляд девушки прояснился, губы разомкнулись в болезненном подобии улыбки.

…Тот дикий лес, дремучий и грозящий,

Чей давний ужас в памяти несу!

Так горек он, что смерть едва ль не слаще1.

– прошептал травник строфы из любимого произведения.

Неужели боль мертвецов, к которой прикоснулась чародейка, оказалась ей желаннее собственных чувств? Или же её муки были страшнее? Что приключилось с ней? И удалось ли этой девчонке, возомнившей себя странницей, но не умеющей управлять потоками междумирья и не ведающей законов врат, сохранить в целостности свой рассудок? Помнит ли она, кто такая?..

Несмотря ни на что, странница крепко держала неумерших. Словно свора собак на привязи, они рвались и визжали, чуя добычу. Кое-кто из солдат сумел прорвать вязь ауры. Девушка взметнула левую руку вверх, перехватила его поводок и коротким волевым жестом повалила на землю. Остальные мертвецы продолжали тянуть её в разные стороны.

Чародейке удалось подчинить себе их тела, но не волю. Она пошатнулась, застонала и плотнее упёрлась ногами в землю.

Поняв, что неумершие больше не преследуют его, маленький дурачок вновь устремился навстречу солдатам. Расстояние между ними сокращалось. Ещё немного – и мертвецы утолили бы свой голод… а вместе с ними и чародейка, связанная с их ощущениями нитями своей магии.

Девушка попыталась что-то крикнуть, но голос подвёл. Она закашлялась и отвернулась, не желая видеть жуткой сцены.

– О нет, так просто всё не закончится, – травник снова обратил взор на юг.

В это время земля содрогнулась. За спиной мальчугана выросла бурая масса: десятки животных с блеяньем неслись навстречу армии. Низко склонив рогатые головы, овцы врезались в толпу, сбивая неумерших солдат с ног и топча их копытами.

Чародейка на себе ощутила всю силу ударов. Ослеплённая болью, она выпустила поводья мёртвой воды и рухнула без чувств.

– …Не бойся, дочь Солнца, – улыбнулся наблюдатель, глядя на приближающегося вместе с отарой пастушка. – Повелители овец позаботятся о тебе.

Зеленокожий юноша громко бранился на своего младшего сородича, размахивая в воздухе посохом. Мальчуган, в свою очередь, неловко оправдывался. Чтобы не привлекать к себе их внимания, травник обратился чёрным змеем и скрылся среди вереска.

– Фар-фар! – донеслись до него слова мальчишки. – Дедушка! Пошли домой!

1 Повелители овец

В одном большом королевстве жил-был король. Был он великолепен ликом, славен, делами и очень любили его все подданные. Однако не знали они, что лежало на их владыке страшное проклятье: на ком бы ни пожелал жениться он, поутру молодую жену неизменно находили мёртвой…

«Король Змей и король Журавль», сказки земель Сет

Взмывать в небо – дело нехитрое, гораздо сложнее приземляться.

Она падала. Каждый раз, когда юная соколица пыталась опуститься на землю Ферихаль, она кубарем перекатывалась через голову. Она отбивала бока, лапы и свои драгоценные золотые крылья. Прежде чем подчинить воздушные потоки, она терпела неудачу. Раз за разом.

…Странница падала. Каждый раз, воплощаясь в новом мире, она разбивалась. Разбивалась насмерть.

Дженна познала удары стылой земли и раскалённых песков. Она падала на равнины и в ущелья. Камень и вода были к ней равно немилостивы. Дженна чувствовала, как под ударами выворачиваются её суставы, лопаются кожа и мышцы, как горячими потоками бьёт кровь. Она слышала треск костей и грохот расколотого черепа.

Только теперь Дженна поняла, каким проклятьем одарило её чужое тело. Бесчисленные смерти были долгими, мучительными. Она не могла остановить это. Дженна падала и взлетала. Она возрождалась и погибала. Снова и снова.

«Не бойся, девочка, у которой много имён, – эхом звучали в её голове слова бога Смерти Марга. – Каждое мгновение что-то погибает и что-то рождается. Ты будешь умирать сотни раз, но никогда не умрёшь…»

Дженна летела и плыла, боролась и сдавалась. Она проходила сквозь миры, где с неба проливался пламень, а моря были заполнены жидким металлом. Она видела причудливые растения и неописуемых созданий. Она ныряла в сферы, проваливалась в их тёплую глубину. Но раз за разом скатывалась во мрак, так и не достигнув света.

И всё это время за ней следовало что-то… Нечто пугающее, бесформенное, неправильное. Дженна убегала от него, неслась сломя голову. Но ни во тьме, ни в свете не было ей спасения. Безмолвный и безликий враг неизменно шёл по её стопам.

Он гнался за чародейкой и таился, приманивал к себе, используя мечты как наживку, а страхи – как гарпун. Он завлекал её голосами близких и любимых – и нагонял ужас, предрекая их гибель.

Миры сплетались друг с другом. Желаемое и невозможное смешивались в калейдоскоп. Живые и погибшие вставали перед странницей в одном ряду. Сотни голосов, друзья и враги звали, увещевали, пугали.


[1] «Божественная комедия». Поэма Данте Алигьери. «Ад. Песнь первая», 4-7 строки. Перевод М. Лозинского

Книгу «Осколки сфер. Часть I», автором которой является Евгения Преображенская, вы можете прочитать в нашей библиотеке с адаптацией в телефоне (iOS и Android). Популярные книги и периодические издания можно читать на сайте онлайн или скачивать в формате fb2, чтобы читать в электронной книге.