Назад в СССР: 1985. Книга 4

Назад в СССР: 1985. Книга 4



Назад в СССР: 1985. Книга 4
~ 1 ~
Глава 1. Еще одна встреча

Со времени окончания показательного испытания прошло несколько дней.

Особая комиссия из Москвы, которую возглавлял полковник Андрей, утром следующего дня убыла обратно. Из кураторов на месте остался только старший лейтенант Пономарев, временно разместившись в общежитии учебного центра.

Трое ребят из суточного наряда сдавали испытание отдельно, но никто из них не прошел. Я даже подробностей задачи не узнал – так быстро все произошло.

Итоги вступительных испытаний подразделения «Барьер» оказались неутешительными. Из тридцати участников сломались двадцать три. Как выяснилось, отколовшийся состав «Барьера-3», которым руководил младший сержант Ямпольский, так и не справился с поставленной задачей. В попытке отыскать потерявшегося Карева, он завел остальных в такое место, что самостоятельно выбраться у них уже не получилось. Более того, они свято верили, что поступили правильно, ища пропавшего. Командир группы так и не понял, где он совершил ошибку и что на самом деле от него требовалось.

В общем, позже их искали отдельно. Примерно в десять вечера злые, уставшие и голодные, они вернулись в расположение казармы. Капитан Гнездов ничего не сказал, но по его мрачному лицу все и так было понятно.

Вторая группа, занявшая автопарк, тоже не справилась. Она смогла предотвратить лишь один очаг возгорания, потому что действовала узконаправленно. Пока личный состав группы «Барьер-2» ловил коварного диверсанта, поджегшего макет резервуара с топливом, его сообщник устроил новый очаг. Его все-таки схватили, вот только к тому моменту группа уже провалила задачу. И все же в ней выделили троих, наиболее сообразительных ребят.

«Барьер-1», в общем-то, справился с поставленной задачей, но при этом «потерял» более половины группы. Когда старший лейтенант Озеров ходил по общежитию, он обнаружил пятерых бойцов, примотанных к батареям. Диверсанты не церемонились, просто отловили их по одному и привязали к трубам подручными средствами. Горчаков и еще трое держались вместе, действовали сообща и поэтому изловили двоих условных противников, а еще одного просто заперли в туалете, заблокировав дверь шкафом.

Когда на следующий день капитан Гнездов озвучивал результаты, обстановка была совсем не торжественной. Видимо, командир рассчитывал на куда более лучший результат.

– Да-а, товарищи военнослужащие… – мрачно протянул он, осматривая наш строй. – Расстроили вы меня! Я ожидал совсем другого…

Над небольшим плацом повисла напряженная тишина, казалось, даже воробьи перестали чирикать. Даже погода была мрачная, все небо затянуло серыми тучами, но дождя пока не было.

– Сержант Горчаков! – произнес командир.

– Я!

– Выйти из строя!

– Есть!

– Группа «Барьер-1» под вашим командованием справилась лишь частично. Но комиссию такой результат не совсем устроил. Потеряв половину личного состава, вы обезвредили практически всех учебных диверсантов. Те, чьи фамилии я сейчас озвучу, покинут подразделение.

Далее он зачитал список фамилий военнослужащих, кто по причине неудовлетворительных оценок, дальше обучаться не будет. Их было пятеро.

Командир второй группы, младший сержант Нестеров, тоже получил поток важной информации, а из девяти участников, шестеро возвращались дослуживать в родное подразделение. Для бойцов, естественно, это было фиаско.

– Младший сержант Ямпольский!

– Я! – отозвался тот.

– Выйти на середину строя! – приказал капитан Гнездов.

Строевым шагом тот вышел из строя и встал на указанное ему место.

– Товарищи военнослужащие! Младший сержант Ямпольский проявил мужество, не растерялся в сложной ситуации, действовал умело и решительно. И хотя поставленная группе задача не была выполнена, его действия тоже заслуживают уважения. Однако он и шестеро его товарищей также заканчивают обучение.

Из строя послышалось недовольное бормотание, шум и возгласы.

– Тишину настроили! – рявкнул Корнеев, осматривая наше отделение.

– Отдельно хочу выделить работу младшего сержанта Савельева! – продолжил Гнездов. – Он и младший сержант Денисов, откололись от группы и продолжили выполнять задание самостоятельно. Они обнаружили диверсантов, несмотря на то, что те умело сбивали ребят с толку и своими действиями негативно воздействовали на психику. Макет взрывного устройства так и не был найден, но это не главное. Настоящей задачей группы «Барьер-3» была слаженная работа, определение скрытой цели и четкая командная работа. Поначалу все шло хорошо, но когда перед ними встал нелегкий выбор, руководству стало понятно, кто соответствует стандартам, а кто нет. Без зазрения совести скажу, что у третьей группы задача была самая сложная. Если вводные задачи для первой и второй группы были разработаны нашим офицерским составом, то третья была исключительно ведомственная и разрабатывалась совместно с офицерами КГБ СССР. За успешно проведенную демонстрацию, за проявленные старания, младшему сержанту Савельеву объявляю благодарность!

– Служу Советскому Союзу! – тут же отозвался я, вытянувшись по стойке «смирно».

– Всему личному составу – вольно! Какие есть вопросы? – спросил командир.

– Товарищ капитан! – поднял руку Ямпольский. Вид у него был недовольный. – И что теперь, для нас обучение в учебном центре окончено? Может, возможно как-то пересмотреть решение?

– Да, обучение здесь для вас завершено. Никто его пересматривать не будет. Такое решение было принято комиссией. Все вы вернетесь обратно в свои воинские части, с замечательной рекомендацией. Однако повторюсь, для озвученных фамилий дальнейшее обучение в подразделении «Барьер» невозможно.

Мои сослуживцы стояли с опущенными головами. Это было поражение, хотя признали его не все.

– Да как так? – вдруг возмутился Ямпольский, повысив голос. – За что с нами так поступают? Командир обязан заботиться о личном составе, я это сделал! Да, задачу мы не выполнили, да, рядового Карева тоже найти не получилось… Но, черт! Вы даже не попытались разобраться. Вас там не было, как вы вообще можете судить о наших личных качествах. Да это издевательство какое-то!

– Отставить! – рявкнул Корнеев. – Еще слово и получите выговор в личное дело!

Ямпольский заткнулся на полуслове.

– Ко мне еще вопросы есть? – снова спросил Гнездов.

– Что делать тем, кто не попал в список отстраненных? – спросил Горчаков.

– Об этом вы узнаете в самое ближайшее время. Но одно скажу точно, я вам завидую. Все, разойтись!

На этом построение было закончено.

В течение двух следующих дней все отстраненные бойцы разъехались обратно по своим воинским частям. А нас осталось семеро.

У меня и раньше возникала мысль, что тридцать человек слишком много. Зачем на атомной станции столько народа? И еще, кажется, истинная цель Андрея несколько отличалась от той, какую я себе представлял. Точно ли нас готовят для работы на таких объектах как АЭС?

В общем, после сокращения личного состава, мы продолжали совершенствовать физическую форму, стрелять и изучать военно-медицинскую науку. Отправка на Чернобыльскую АЭС планировалась только на следующей неделе. Нам ввели новый специальный предмет – ориентирование в сложной обстановке. Предмет оказался неординарным и, само собой, название у него было другим.

Преподаватели – несколько бывших военных, двое из которых являлись выходцами из отряда специального назначения, действовавшего в Афганистане. Они каждый день моделировали нам новые вводные задачи, выбирая то одно направление, то другое. И не скрою, это было действительно сложно, но интересно.

То нужно было незамеченным пробраться в отдельное здание на территории учебного центра и выкрасть оттуда какой-либо документ. То, наоборот, требовалось обеспечить сохранность того или иного документа. Еще раз спускались в канализацию, но этот раз действительно искали муляж бомбы. Нашли и там же провели вводное занятие по разминированию.

А буквально вчера они заставили нас серьезно попотеть… Трое должны были придумать, как проникнуть в казарму, а остальные, наоборот, помешать им. Бодались мы долго, но, в конце концов, в здание мы проникли. Без физических контактов, разумеется, не обошлось.

Утром десятого июня к нам вышел старший лейтенант Корнеев. Никаких «особых» занятий на этот день назначено не было. Командир сегодня отсутствовал по семейным причинам.

– Так, воины! Сегодня у нас какой день? – поинтересовался офицер.

– Понедельник, – ответил Горчаков.

– Как насчет увольнения?

Вопрос был совершенно неожиданным, по крайней мере, для меня точно. Мы переглянулись.

– Всем? – осторожно спросил я.

– Ну да.

– Это было бы просто замечательно.

– Кто у нас местный? – прищурился Корнеев. – Ты, Савельев?

– Так точно.

– Вот и отлично. Шагом марш за мной в канцелярию. Выпишу вам увольнительные записки, до восьми вечера.

– Но ведь сегодня же понедельник! – неуверенно возразил Денисов. – Разве в будние дни бывают увольнения?

– У вас – да. Вы забыли, что теперь на особом счету?

– Но военная комендатура сразу нами заинтересуется! – я почему-то вспомнил про старого знакомого старшего лейтенанта Жмыхайло. – Если только по гражданской форме одежды…

– Молодец, Савельев! Правильно мыслишь! – снова похвалил Корнеев. – Или вам не нужно увольнение?


Книгу «Назад в СССР: 1985. Книга 4», автором которой является Рафаэль Дамиров, вы можете прочитать в нашей библиотеке с адаптацией в телефоне (iOS и Android). Популярные книги и периодические издания можно читать на сайте онлайн или скачивать в формате fb2, чтобы читать в электронной книге.