Сказки лунных дней. Первая книга

Сказки лунных дней. Первая книга



Сказки лунных дней. Первая книга
~ 1 ~
Первая картина
Семена великого древа
Интерлюдия

– …Устраивайтесь поудобнее, дорогие мои. Накрывайтесь одеялами, ротики на замок – и слушайте! Вымысел или правда – судить не нам; случилась эта история далеко отсюда – за двумя солёными морями и одним пустынным. В королевстве Джаэруб, где солнце днём светит даже жарче, чем в Стране вечного лета, а ночи порой так же холодны, как к северу от белоснежных вершин Аркха. Там, где и поныне соединяются воды Ахмеруна и Гореша, омывая Южный материк, уже тысячу лет назад расположился город Алриас, равного которому не было по красоте и величию в те времена.

Легенды гласят, что тысячу лет назад, когда земли Северного материка были раздроблены на многочисленные полисы и именовались в честь изначальных богов королевствами Семи Ветров и Семи Вод, правил Джаэрубом знаменитый царь царей Тадж Намур Хаким.

Рассказывают, что был он славным правителем, и многие перемены к лучшему принесло его правление. Страна процветала. Налоги платились в срок, законы людские и благие Вада соблюдались исправно. Купола городских дворцов сияли серебром. Поля и сады, разбитые вдоль рек и озёр, радовали своим плодородием.

Жители королевства были сыты и защищены от враждебных соседей. Однако из-за жгучего дневного солнца прятали люди свои лица за тонкими вуалями, и частенько сосед не узнавал соседа. Также таили они друг от друга свои сердца и помыслы, открываясь лишь с наступлением сумерек и восходом полной луны…

В одну из таких светлых ночей и случилось большое несчастье с царём царей Тадж Намур Хакимом. Безумие охватило его разум. Впрочем, не о только нём мой рассказ… В первую из двенадцати ночей полнолуния и начинается наша сказка о Махаан – дочери иноземного посла. Смелая девушка спасла владыку Джаэруба и многие жизни благодаря своему уму, находчивости и, конечно же, красоте…

– Махаан – легендарная правительница Алриаса, – вставила старшая из девочек. Она уже достигла школьного возраста, и история древних королевств была её любимым предметом. – Мои наставники спорят, звали её Махаан или иначе. Жила ли на самом деле царица, изменившая судьбу женщин в древнем мире. Или она лишь символ свободы… – девочка восторженно распахнула глаза. – Так значит, твоя сказка может быть правдой?

– Всё может быть, моя дорогая, моя умная Айшара, – кивнул отец. – Я придерживаюсь мнения, что Махаан, возможно, и носила иное имя, но была одной из величайших правительниц и реформаторов Джаэруба.

– …Как наша матушка – величайшая правительница Энсолорадо! – важно возвестил их младший брат.

– Несомненно, мой маленький отважный Рэй… – улыбнулся ему мужчина, проведя ладонью по чёрным кудрям мальчика.

Дочери, особенно старшая, Айшара, отличались мирным нравом отца и любовью к книгам, а вот Рэй – будущий наследник престола – характером пошёл в свою матушку. Он любил её безумно и во всех самых выдающихся героях сказок видел лишь свою королеву Охотницу.

– …Папочка, так что же случилось в одну из ночей полнолуния? – нетерпеливо напомнила Зои, средняя дочь.

Алем Дешер оторвал взгляд от страниц книги и поднял глаза к окну. Створки были распахнуты, и вечерний ветерок играл занавесями. Лёгкая ткань, казалось, танцевала в широком проёме. Переливаясь в свете полной луны, она напоминала то серебро, которым блистали купола дворцов на его далёкой Родине.

– Вы должны знать, что с давних времён и поныне ночное светило считается в Джаэрубе главным божеством… – произнёс отец семейства. – Культ лунного бога Азрэка процветает наравне с верой в Единого. В ночи полнолуния, что так светлы и прекрасны, не принято спать. А называют их лунными днями

Трое королевских отпрысков одновременно издали вздох, полный потаённой детской зависти. Они бы с радостью отказались от сна, предпочтя ему ночные догонялки по коридорам дворца.

– Двенадцать лунных дней было у девы Махаан, чтобы вызволить его разум из пучины безумия, – таинственным голосом продолжил мужчина. – Двенадцать лунных дней и триста пятьдесят ночей рассказывала она ему сказки, чтобы уберечь от смерти как себя, так и других девушек…

Пролог
Опасные желания

Ночь выдалась холодной, и створки широких окон были плотно закрыты. Однако сквозняк, пробравшийся в царскую опочивальню, словно змея скользил по полу, тревожа покой занавесей и ковёр из нежных лепестков дикой розы. Сотни огней в сотнях светильников трепетали вдоль стен спальни и вокруг королевского ложа.

У изголовья постели в серебряной подставке, украшенной каменьями, покоился топор. Это был самый обыкновенный топор лесоруба с простой и тяжёлой бронзовой головой. Хотя лезвие было отполировано и заточено, кожаные ленты, схватившие рукоять, истёрлись и задубели от пота.

Всё убранство комнаты было выполнено из серебра, малахита и бирюзы. И только ложе утопало в кроваво-алых складках атласа. Сиятельный Хаким полулежал на покрывалах и мягких подушках, словно в море крови. Только аромат роз, разносившийся по спальне, мог заглушить запах смерти, что тайно поселился здесь с тех пор, как обуреваемый ревностью царь начал убивать своих молодых жён после первой же брачной ночи.

Много месяцев подряд здесь проливалось море крови. Когда-то… Сегодня огонь, терзавший душу правителя, поутих. Царь Хаким с нежностью взирал на свою юную жену, чья красота могла сравниться с божественной.

Свадебный наряд обнимал её белое, как калосский мрамор, тело подобно лунному свету. На девичьих грудях пели вышитые серебряной нитью сказочные птицы с зелёными глазами и синими лапками, бёдра заслоняли тканые деревья, в чьих кронах сияли рубины. Открытый живот, плечи и шею обвивали нити жемчуга и опалов. На щиколотках мелодично позвякивали золотые кандалы…

Повелитель жаждал свою жену, но мысль о том, что в конце их соития придётся лишить прекрасную деву жизни, всякий раз охлаждала его страсть. Поэтому из ночи в ночь царь наслаждался лишь созерцанием её тонкого стана, удивительных глаз цвета чёрного жемчуга, волнами длинных и нежных, как шёлк, волос и алыми губами.

– …Дошло до меня, о великий царь, что жил в давние времена один дровосек, —начала красавица.

– …Дровосек? – перебив её, усмехнулся Хаким. – А знаешь ли ты, что мой предок был дровосеком?

– О нет, Ваше Величество, – опустила ресницы девушка. – Я лишь желаю рассказать сказку…

– Но никто не знает моих желаний, – царь качнул головой. – О прелестная Махаан, все мои жёны рассказывали сказки… Они сплетали их подобно тому, как степные пауки плетут свои сети в травах Поющих ветров… Это были сказки царского гарема, где все желают смерти друг другу. Я стал их джинном, я исполнил желания, убив всех до последней, да пропадут их нечестивые души в бездне Каальбир, – мужчина недобро усмехнулся. – Ты осталась одна… Твои сказки иные… Ты поведала мне так много историй о царях и нищих, о мудрецах и обманщиках…

– Ноша Ваша велика, мой супруг, – вздохнула девушка. – Я счастлива, если мои истории могут облегчить её…

– Хочешь облегчить мою ношу? – жёстко произнёс Хаким. – Что ж… я много размышлял о нашем с тобой браке… Двенадцать лунных дней и триста пятьдесят ночей прошло со дня нашей свадьбы… Я решил, что достаточно слушал тебя… – Царь замолчал, наблюдая, как затрепетали тонкие ноздри девушки, как всколыхнулись на её груди складки шёлка, расшитые птицами. О, даже птицы в королевских садах не были свободны. Не говоря уже о царе и его супруге. – Сегодня, милая моя Махаан, я доверю тебе страшный секрет, который гложет меня… Я расскажу тебе свою сказку…

Хаким резко рассмеялся. В этот миг один из перстней, которые унизывали его пальцы, вспыхнул ядовитой зеленью. Во взгляде царя мелькнул огонёк безумия.

– Как Вам будет угодно, любовь моя, – улыбнулась Махаан, смело подняв на него глаза.

– Итак, – мужчина поднялся со своего ложа и, сделав несколько шагов по комнате, остановился подле окна. – Жил не так уж давно один дровосек. Был он беден и зарабатывал на пропитание тяжёлым трудом. Однажды, блуждая по диким лесам, увидел он холм, какого не было в том месте никогда раньше. На холме лежал валун с кольцом, и был тот валун – дверью в пещеру, где хранились бесчисленные сокровища: драгоценные камни размером с куриное яйцо, кубки и лампы, венцы и оружие, монеты – луны и чини, – царь обернулся к молодой жене, понизив голос. – Однако среди серебра и золота белели человечьи кости, ибо пещера та была смертельной ловушкой! Всякий, кто проникал в неё, уже не мог выбраться на белый свет, и блеск проклятого металла заменял ему священное сияние Азрэка…

– О мой повелитель! – воскликнула удивлённая Махаан. – Но как же спасся дровосек?

– С помощью волшебства, – не оборачиваясь, ответил Хаким. – Да будет тебе известно, что в пещере обитал дух великой силы, могущественный и коварный… Дровосек выбрался из одной ямы, полной драгоценностей, да угодил в другую, кишащую змеями. О, если бы он знал тогда, что ждёт наш род после того, как он загадает своё желание…

1 Последняя сказка царя
Первая часть
Джинн

Жгучее дневное светило – воплощённый гнев пламенного бога Наэрана – медленно клонилось к горизонту. Затухал источаемый им жар. И морской ветер, подчиняющийся владыке Луны, уже нёс прохладу на своих крыльях.


Книгу «Сказки лунных дней. Первая книга», автором которой является Евгения Преображенская, вы можете прочитать в нашей библиотеке с адаптацией в телефоне (iOS и Android). Популярные книги и периодические издания можно читать на сайте онлайн или скачивать в формате fb2, чтобы читать в электронной книге.