Читать онлайн Меркантильное поведение

~ 1 ~
Меркантильное поведение

Глава 01. Хочу купить вашу дочь

Гордей

– Гордей, ау, – хриплый смех раздается у самого уха.

Антон, твою мать… и не поленился же встать со своего места и обойти стол, подкрасться.

– Что ты делаешь? – возмущенно сгребаю со стола салфетку и вытираю ухо.

– Ты хоть что-нибудь из того, что я за последние полчаса сказал, слышал? – распрямившись, двоюродный брат смотрит в сторону столика, где воркуют две сестрички, на которых я застрял. Та, что постарше, вся на пафосе – шикарное платье, высокая шпилька, дорогие украшения и яркий макияж. Я бы еще добавил, что над ее лицом явно поработал хороший косметолог или пластический хирург, слишком идеальная. Но все равно хороша, она Антону зашла бы. И естественно при виде нее брат ухмыляется в своей манере, сально и пошло.

А вот младшая, черт возьми…. фея из моих самых сладких снов. Открытая улыбка, курносый носик, волосы, собранные в неаккуратную косу на плече. Контрольный выстрел – почти полное отсутствие косметики, простые джинсы и белая футболка. Видно, что пришла за компанию с сестрой. На роскошную обстановку веранды ресторана смотрит безразлично. Неодобрительно зыкнувшей на нее администраторше в спину показала язык и свела глазки к переносице. Смешная такая и естественная, обалдеть.

Недовольство персонала я уже понял, малышка притащила в рест мелкую пушистую собачку, которая крутилась у нее на коленях и то и дело норовила стащить что-нибудь из тарелки своей хозяйки, заливисто лаяла и отказывалась быть смирной. Старшая сестра кривилась на шавку, разделяя мнение сотрудников ресторана, что животным тут не место. Вздыхая и методично выговаривала сестре что-то, все время листала той на телефоне картинки. Феечка морщила носик, уточняла какие-то вопросы, дула пухлые губки и кивала. И что старшая ей затирает? Может про учебу?

– Слышал? Сядь, – киваю ему на пустующий стул и недоеденный стейк, – ты против, чтобы я с Вадимом работал.

Антон тут же скисает, закатывает глаза и занимает свое место. Девочки стали ему не интересны.

На меня смотрит исподлобья:

– Это не серьезно, – подзывает официанта, чтобы заказать кофе, – тебе нужен был совет, я его даю – не связывайся с Сафроновым.

– Я не о том спрашивал, – встречаюсь взглядом с феей. В груди тут же немного теснит от волнения. Она не смотрела специально. Так, блуждала взглядом по интерьеру и столикам, рассеянно слушая сестру. Наткнулась на мой очевидный интерес, споткнулась об него, застряла.

Светлые карие глаза расширились, изучая меня. Но лишь мгновение, затем опять отправились путешествовать по веранде, будто ничего интересно ей не попалось.

Обидно, однако…

– В идеале, я бы хотел, чтобы ты посмотрел старый контракт, который собирался заключать с Сафроновым Артем. И если там все хорошо, то актуализировать его и подготовить к подписанию. Ты юрист, помоги.

– А ты уверен, что Артем поддержал бы твое решение? – Антон закипел.

– Артем плевать хотел на личную неприязнь, – мои руки сжимаются в кулаки, когда я вспоминаю брата, – его волновали лишь деньги. Он с Вадимом не просто так работать хотел, он видел хорошие перспективы, а брат никогда не ошибался. Сейчас у Сафронова туго с финансами и со связями, с ним никто не хочет связываться.

– А ты решил заняться благотворительностью по отношению к бывшему врагу, – хмыкает Антон.

– Закрыли вопрос, я попросил оказать мне услугу. Не бесплатно, – выдаю с нажимом холодно. Взглядом возвращаюсь к феечке, которая опять перетягивает на меня все внимание.

Молоденькая, ей чуть за двадцать. А мне тридцать три. Понятно, почему не смотрит. У такой красотки, наверняка, есть парень ее возраста. Какой-нибудь улыбчивый, наивный придурок, который водит ее в кино и лапает в темноте во время просмотра. До дома провожает, сдает ровно в одиннадцать старшей сестре – акуле или родителям.

Она явно не для меня.

– А не боишься, что Сафронов устроит тебе подлянку? – двоюродный брат не успокаивается. И вот честно, достал уже…. Да, были у нас с Вадимом терки и серьезные. Но мы все решили, похоронили топор войны вместе с Артемом и Катей – его бывшей женой, которая погибла вместе с моим братом. А теперь будем работать вместе. Точка.

– Уже, – мрачно усмехаюсь, – Настю, вторую жену его помнишь?

– Миленькая такая блондиночка? – Артем явно напрягает мозги, – она вроде беременна.

– Угу, – отпиваю из бокала воду. В районе сердца теплеет. Повезло Вадиму с Настей – вовремя встретил, клещом вцепился в свою студенточку и ребенка заделал, чтобы наверняка. Я бы и сам был не прочь, но мне Настя дала отставку, – полгода назад открываю я квартиру, а там под дверью корзина с двумя котятами и слезной запиской, в которой я просто обязан приютить этих двух сирот. И Настина приписка, что беременным, оказывается, отказывать нельзя. Прикинь. Жил себе спокойно, бухал, никого не трогал.

– У тебя депрессия была на почве смерти…

– Угу, была, – криво усмехаюсь, останавливая его, – но быстро прошла после появления ушлепков. Ты когда-нибудь просыпался от дикого кошачьего ора прямо уши с двух сторон? Или потому, что не можешь дышать из-за пушистый кошачьей жопы, которая разместилась у тебя на лице, потому что там удобнее всего?

– Нет, – Антон сразу повеселел.

– А я вот да. Даже на паранойю подсел, когда Настя сбросила мне новость, как какой-то бабке коты после смерти объели лицо.

– Боже, – двоюродный брат поморщился, прикрывая лицо ладонями.

– Моя реакция была примерно такой же. А ты знаешь, как я напивался до полусмерти, когда особенно тяжело было.

– И что?

– Бросил на нервах. А что, если эти два подлых пушистых ублюдка, пока я в отключке мне нос отгрызут?

– Бля, заканчивай, Гордей, – разразившись хохотом, Антон принялся вытирать салфеткой выступившие слезы.

– Я даже пару раз в гостинице после попоек ночевал, так на измену подсел.

– Насте респект, – не унимается Антон.

– Вот, – вынимаю из кармана пиджака приглашение и кладу перед Антоном, – никак не уймется. Вообще не понимаю, как теперь отвадить ее от моей драгоценной персоны.

– Это что такое? – Антон чешет рыжую короткостриженую голову.

– Приглашение на «Gender reveal party»* (вечеринка, где узнают пол ребенка), – мой взгляд становится тоскливым, – взорвут какой-нибудь огромный шар с конфетти или разрежут торт. Там по начинке – голубой или розовой будет понятно, кто у Насти в животе живет – девочка или мальчик.

– Ого, они не знают еще? А тебя зачем позвали? Прости, я, наверное не вкурил, что вы теперь все друзья.

– У Насти куча незамужних подруг и твердая уверенность, что я страдаю от одиночества. Помогает сирому и убогому.

– Интересная малышка, сначала втюхала тебе котов, теперь хочет пристроить тебя. Это все беременные гормоны, – ставит свой диагноз Антон, – Кира тоже стала страдать ерундой, как забеременела.

Кира – беременная любовница Антона, на которой тот, после вроде как случайного залета, жениться отказывается. Я подробностей не знаю, поэтому не лезу.

– Гордей, может, хватит? – Антон щелкает пальцами у меня перед лицом, – нравится? Сними, трахни и успокойся. Ты весь стол своей слюной закапал, подотри. – В шутку швыряет мне на колени салфетку.

Мой взгляд с феечки перескакивает на ее сестру. Вот значит как – эскортница.

Неприятное открытие, хотя и довольно очевидное. Выглядит она либо как любовница очень богатого мужика, либо как дорогая шлюха. Жаль, что второе… не повезло феечке с родней.

– Мне младшая сестренка больше нравится, – жму плечами, равнодушно отворачиваясь от девушки.

– Сестренка? – Антон хрюкает и опять ржет, – какой же невинный, друг мой.

– В смысле? – бросаю напряженный взгляд на феечку. Та по-прежнему дурачится со своей болонкой, игнорируя сестру. Что угодно, но она не из этих.

– Ладно, – сжаливается брат, – но лучше бы выбрал Лану. Она классная, поверь. Хоть девка упорно делает вид, что мы не знакомы, но знакомы мы с ней ровно три года. Один мальчишник у Димы и пара выездов на дом, когда с Кирой был в ссоре, потом пошло – поехало, – начинает долго рыться в телефоне и показывает мне фото феечки, – вот! С Максимилианой общение обойдется дороже. Значительно, мой друг. Девочка продает свой первый раз, цена по запросу. Студентка Московской гос. академии ветеринарной медицины и биотехнологий. Увлекается танцами и психологией. Хочешь почувствовать себя первооткрывателем? Вперед.

– На хрена? – вырывается из меня. Пытаюсь посмотреть на фею, а точнее, Максим другими глазами и не получается. Все такая же милая, непосредственная и простая.

– Ну, – Антон морщится, кивая на Лану, – учитывая мать и окружение в котором девочка росла – вполне закономерно. Мы как-то с Ланой обсуждали детей, когда я ей на Киру и ее залет жаловался.

– Мать? – прямо день разрыва шаблонов у меня случился. Это во сколько Лана свою Максим родила?

Сама эскротница и не против, что ее дочь пойдет по ее стопам, так получается? В голове мысли превращаются в тягучую вязкую кашу. Соображаю откровенно туго.

Как такое вообще может быть? Разве это не нормально, пытаться вытащить собственного ребенка из грязи в которой находишься? Дать ему лучшее будущее? Что эта сука Лана вытворяет вообще, как может?