Читать онлайн С кем и за что боролся Сталин

~ 1 ~
С кем и за что боролся Сталин

© Шамбаров В.Е., 2023

© ООО «Издательство Родина», 2023

* * *

От автора

В начале XX в. Российская империя вышла на вершину успехов и могущества. Хотя при этом наша страна становилась главным конкурентом западных держав как в международной политике, так и в промышленности, торговле. Ее всячески шельмовали. Втянули в Мировую войну. Ее подставляли иностранные союзники, и она в критические моменты оставалась без помощи, без оружия и боеприпасов. Но она обладала такой внутренней силой, что преодолевала даже столь чудовищные испытания. Сама, без западных «друзей» совершила мощный рывок военного производства. Одерживала блестящие победы. В 1917 г. готовила сокрушительные удары, которые должны были сломить противников, – а Россия по праву заняла бы первое место среди победителей, выдвигалась на ведущую роль на мировой арене…

Но в операциях против нашей страны Запад активно формировал и «пятые колонны». Они были разнообразными, не похожими друг на друга. Либералы, сепаратисты, социалисты, агенты влияния в российской правящей верхушке. Но действовали они в одном направлении. Их прямо или косвенно координировали зарубежные правительства и спецслужбы. Теневые круги западной финансово-промышленной «закулисы» обеспечили их финансирование, поддержку мировой «общественности». Эти механизмы и были пущены в ход.

Сейчас уже хорошо известно, что за организацией так называемой Февральской революции стояли дипломаты и спецслужбы Великобритании, об этом в свое время докладывала даже французская разведка. Была разыграна операция с изоляцией Николая II и публикацией от Его имени поддельного «отречения» со склеиванием разных частей бланка телеграммы, копированием подписи царя. В результате власть захватили заговорщики, самозваное Временное правительство. Но выиграли ли от этого они сами? Выиграли ли либералы и оппозиционеры, расшатавшие фундамент империи? Нет. Закулисным режиссерам не нужна была никакая Россия, ни царская, ни либеральная, ни демократическая. На смену одним революционерам они выталкивали других, еще более радикальных: эсеров, большевиков, сепаратистов, которые углубили разрушение, доведя его до кошмаров гражданской войны.

Но уничтожение России было не только политической – оно являлось и духовной диверсией. Ее главные заказчики из финансовой и политической элиты Англии, США, Франции были традиционно связаны с тайными оккультными орденами и масонской иерархией. Поэтому физическое разрушение закрепили еще и магическим «убийством Империи» – в ночь на 17 июля 1918 г. в подвале Дома Ипатьева в Екатеринбурге совершилось сакральное жертвоприношение Николая II и его семьи. В данном контексте еще раз можно обратить внимание: теневые организаторы прекрасно знали, что Государь не отрекался. Для полноты черного жертвоприношения был важен именно действительный Царь, Помазанник Божий.

А в разыгравшихся междоусобицах зарубежные сценаристы сделали ставку на большевиков – самую радикальную из революционных партий. Вдобавок ее руководство было насквозь заражено агентами влияния, связанными с «мировой закулисой», что позволяло регулировать ее деятельность. Троцкий, Свердлов, Каменев, Зиновьев, Бухарин, Ганецкий, Красин, Чичерин, Литвинов, Сокольников, Радек, Раковский, Крупская, Коллонтай, и десятки других. Планы врагов России исполнились. Гражданская война обескровила страну, разрушила промышленность, транспорт. Эксперименты «военного коммунизма» вызвали страшный голод, унесший миллионы жизней. Все это сопровождалось чудовищным разграблением России. На Запад хлынул поток золота, драгоценностей, произведений искусства. Вывозились пушнина, нефть, лес и другое ценное сырье.

Массовое сопротивление народа, крестьянские восстания, мятежи в войсках заставили большевиков все-таки свернуть катастрофические модели построения коммунизма. Распустить подневольные «трудовые армии», отменить продразверстку, разрешить торговлю и мелкое частное предпринимательство. В 1921 г. была провозглашена «новая экономическая политика» – нэп. А в борьбе за власть, развернувшейся в период болезни и смерти Ленина, взяло верх патриотическое крыло партии во главе с Иосифом Виссарионовичем Сталиным.

Это был профессиональный революционер. Ученик и верный помощник Ленина. Но с зарубежными силами он никогда не был связан. Главными критериями видел благо своей страны и народа. А во многом он оказывался противоположностью Троцкому. Скромный в быту, вдумчивый, доступный для подчиненных. Поэтому и вокруг него стали сплачиваться партийцы, искренне поверившие, что строительство коммунизма преобразует родную страну к лучшему. Ленин же сделал Иосифа Виссарионовича своей опорой именно за персональную верность, в подковерной борьбе с Троцким. Даже придумал специально под него новую должность в партии, Генерального секретаря ЦК.

Ещё при живом Ленине, но уже под руководством Сталина осколки распавшейся Российской империи были объединены в Союз Советских Социалистических Республик. Он был гораздо меньше, чем прежняя Россия, – оказались утрачены Польша, Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Бессарабия, западные области Белоруссии и Украины. Вместо монолитной империи СССР представлял собой федерацию республик, связанных между собой союзными договорами. И все же возродилась обширная держава, наследница былой России. Но и «пятые колонны» никуда не делись.

Глава 1. Незавидное наследство

Расцвет нэпа принято изображать в радужных тонах. Открывались рестораны, кафе. Зазывали публику смелыми постановками театры. С посвистом мчались извозчики-лихачи, развозя респектабельную публику. Фырчали моторами автомобили, перемещая публику, еще более значимую. Гремели оркестрики и модные джазы. Томно дымили папиросками в длинных мундштуках и закатывали глаза женщины-вамп в мехах и немыслимых шляпках. А вокруг них увивались бойкие мужчины в канотье… Труды демократических авторов представляют нэп золотым периодом советской истории. Дескать, стоило только допустить свободу предпринимательства, как в народе сразу выдвинулись деловые люди – нэпманы. Накормили страну, вывели из разрухи, подняли благосостояние.

К действительности подобные утверждения отношения не имеют. Промышленность восстанавливалась не нэпманами, а государством, и дело шло очень туго. К 1924 г. уровень производства достиг только 39 % по отношению к 1913 г. (а в 1916 г. он был еще выше, чем в 1913 г.). Да и эти цифры, вероятно, подтасовывались для отчетности. Оборудование заводов и фабрик было изношено и запущено. Восстанавливали то, что можно запустить побыстрее и с минимальными затратами. Или отрапортовать побыстрее. Ради выпуска хоть какой-то продукции упрощались технологии, ухудшалось качество товаров. Но и их не хватало. Чекист Агабеков описывал традицию в центральном аппарате ОГПУ – сотрудники, направляемые за границу, раздаривали или продавали сослуживцам часы, костюмы, ручки и т. п., поскольку за рубежом могли купить все это запросто, а в СССР достать было негде.

Чтобы предприятия все-таки приносили прибыль, зарплата рабочих была крайне низкой, они жили впроголодь. Но и это считалось за счастье, в стране царила безработица. Подавляющее большинство горожан ютились в трущобах коммуналок. Нелегко доводилось и крестьянам. Сельхозналог, заменивший продразверстку, был очень высоким. А то, что оставалось после его сдачи, – куда было девать? Самому везти на базар? Это могли не все. Купить сельскохозяйственную технику было негде. Да и кто мог бы себе это позволить? Крестьяне в поте лица ковырялись на клочках поделенной земли с лошаденкой, с примитивной сохой.

Ну а нэпманы богатели вовсе не на производстве, а на посредничестве. Скупали и перепродавали продукцию промышленных предприятий – что вело к бешеному росту цен. Скупали и перепродавали сельхозпродукцию. Поэтому в лавках, магазинах было все. Но не всем по карману. В деревне выделились «кулаки». Не дореволюционные богатые мужики – тех уже разорили и истребили в гражданскую. Кулаки были новые, тоже сорт нэпманов. Скупали по дешевке у односельчан «излишки» и сбывали городским нэпманам. А крестьяне, даже трудясь на своей земле, попадали в зависимость от местных «предпринимателей».

Самым же благодатным источником обогащения были всевозможные махинации. Мелкие предприятия сдавались в аренду частникам якобы для возрождения промышленности. Но какой частник стал бы арендовать убыточные предприятия? Брали то, что и без них хорошо работало. Или брали для того, чтобы получить кредиты под восстановление, реконструкцию. Нэп знаменовался разгулом жулья и коррупции. Арендованные предприятия становились «крышами», под их прикрытием спекулировали сырьем, продукцией государственных предприятий. Советские чиновники легко покупались взятками. Регистрировались фиктивные предприятия, брались и исчезали в неизвестных направлениях авансы и кредиты.

Сверкающие огнями рестораны обслуживали отнюдь не большинство населения, а нуворишей. При них сытно жили обслуживающие их врачи, юристы, канцеляристы. При них кормилась и «богема» – поэты, артисты, дорогие шлюхи. Вот эта мутная накипь и создавала иллюзию яркой и веселой жизни. Хотя за ней, как за мишурным занавесом, лежали нищета и отсталость. Которой не было в России царской, но в которую страна была отброшена гражданской войной, гиблыми социальными и экономическими экспериментами.